Занимать должности без высшего образования — советы адвокатов и юристов

18 сентября 2020 в 17:30

Занимать должности без высшего образования - советы адвокатов и юристов

С вопросами права граждане и компании сталкиваются постоянно, когда необходимо получать разрешения, заключить договоры, участвовать в судебных спорах, когда их привлекают к ответственности.

Существует огромное количество федеральных законов, постановлений, указов, приказов. Кроме того, есть региональное законодательство, нормативные акты органов местного самоуправления, законодательство Евразийского экономического союза.

А так же, при принятии решений суды ориентируются на судебную практику, разъяснения Верховного и Конституционного судов.

Конечно, при разрешении многих правовых вопросов, а особенно при банкротстве, оспаривании актов надзорных органов или участвуя всудебных спорах без юридических знаний не обойтись.

Не все компании могут позволить себе иметь штатного юриста. Но и те, что имеют, нуждаются в услугах профессионала, специализирующегося в определенной отрасли права и обладающего соответствующим опытом.

В настоящее время рынок юридических услуг переполнен и качество услуг не всегда соответствует ожиданиям клиентов.

Когда компания или гражданин нуждается в юридических услугах, приходится выбирать между адвокатом или юристом без статуса адвоката.

Кого выбрать? И что может адвокат, чего не может простой юрист?

Когда в суде может участвовать только адвокат ?

Когда заходит речь об адвокате, в первую очередь все вспоминают уголовное право.

Защита по уголовным делам

Несомненно, защитником в уголовных делах может быть только адвокат. Более того, если гражданин не может оплатить услуги адвоката, но нуждается в них, ему предоставят бесплатного защитника, работу которого оплатит государство.

  • Читайте подробнее:Адвокат по назначению или по соглашению?
  • В уголовном деле адвокат вправе участвовать с момента его возбуждения и до вынесения приговора, а также при его обжаловании.
  • Адвокат присутствует при допросах, обыске, следственном эксперименте, вправе посещать своего подзащитного в следственном изоляторе.
  • Но есть еще судебные дела, в которых представителем сторон может быть только адвокат.

Представление интересов в Конституционном суде и ЕСПЧ

В Конституционном суде представлять интересы сторон допускается адвокат или лицо, имеющее степень по праву.

Кроме того, если гражданин или компания исчерпали все внутригосударственные средства защиты, но так и не добились справедливости, они могут обратиться в Европейский суд по правам человека. Но представлять интересы сторон там могут тоже только адвокаты.

Но также и в гражданском или арбитражном процессе привлечение представителя со статусом адвоката имеет свои преимущества.

Что предоставляет статус адвоката ?

Адвокатом стать не так просто. Лицо, претендующее на звание адвоката, должно иметь высшее юридическое образование и проработать по специальности не менее двух лет. То есть, обращаясь даже к начинающему адвокату, можно быть уверенным, что у него есть соответствующее образование и опыт.

Адвокат должен обязательно сдать квалификационный экзамен и подтвердить свои знания.

Адвокат принимает присягу и обязуется соблюдать законы и Кодекс профессиональной этики адвокатов. Только после этого он допускается к осуществлению профессиональной деятельности.

Что нужно, чтобы стать практикующим юристом?

Иметь диплом юриста. И все. И то, зачастую люди, работающие в юридических компаниях, такого диплома не имеют. Хотя сейчас в арбитражный суд допускаются только представители с дипломами.

Читайте подробнее по теме:Арбитражный представитель (представитель в арбитражном суде)

То есть, чтобы оказывать юридические услуги, защищать интересы компании или гражданина в арбитражном суде, достаточно только получить диплом юриста, вопрос ВУЗа не принципиален. Никто не проверяет знания и квалификацию, никто не требует наличия опыта. Можно открыть ИП или создать компанию самостоятельно.

Молодые юристы учатся на делах своих клиентов. А для представления интересов по гражданским делам в судах общей юрисдикции, юридическое образование даже не нужно.

Кроме того, адвокаты обязаны постоянно повышать свою квалификацию, проходить обучение, юристы — нет.

Что может адвокат ?

Адвокат обладает важным правовым инструментом, которым не обладает простой юрист. Речь идет об адвокатском запросе.

  1. На такой запрос обязаны ответить все органы и юридические лица в течение 30 дней.
  2. За игнорирование такой обязанности предусмотрена административная ответственность в виде штрафа.
  3. Юрист без статуса адвоката может получить какие-либо сведения только через суд, и то суд может отказать в удовлетворении ходатайства об истребовании документов.

Адвокатская тайна

  • Еще одно важнейшее преимущество адвоката перед обычным юристом – адвокатская тайна.
  • Адвоката нельзя допросить как свидетеля в отношении сведений, ставших ему известными при осуществлении профессиональной деятельности.
  • Это важно не только в уголовном деле, но и, например, при налоговых проверках, корпоративных спорах.

Кроме того, в помещениях, в которых адвокат осуществляет свою деятельность, могут быть проведены обыски только на основании решения суда.

При этом изъятые документы, входящие в адвокатское производство, не могут быть использованы в качестве доказательств.

Поэтому, доверяя адвокату документы, содержащие личную или коммерческую тайну, вы можете быть уверены, что она не станет достоянием третьих лиц.

Кодекс профессиональной этики адвокатов

Кроме соблюдения законодательства, адвокаты обязаны соблюдать Кодекс профессиональной этики адвокатов.

  • Адвокатам запрещено злоупотреблять доверием своих клиентов, совершать действия, несовместимые со статусом адвоката, нарушать право на защиту.
  • Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну. Он не может разглашать не только сведения, которые ему сообщил доверитель, но и сам факт обращения к нему.
  • Адвокат не может сотрудничать с органами следствия или суда, не вправе занимать позицию, противоречащую интересом клиента, а так же заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной, преподавательской и иной творческой деятельности.
  • Адвокат является независимым правовым консультантом.

Ответственность юриста и ответственность адвоката

  1. Гражданско-правовая ответственность адвокатов перед клиентами застрахована, а обычных юристов – нет.
  2. На адвоката можно пожаловаться в адвокатскую палату, в которой он обязательно состоит.

  3. В случае нарушения Кодекса адвокатской этики, законодательства, нарушения прав клиента, адвокат может быть лишен своего статуса, которым каждый адвокат дорожит.

Юриста нельзя лишить диплома. Если его уволят из одной фирмы, он пойдет работать в другую или откроет свою.

Доказать некачественное оказание услуг и взыскать убытки с юристов практически невозможно.

Кого выбрать: юриста или адвоката?

Кого привлечь в качестве представителя в суде, адвоката или юриста, решать вам.

Привлекая адвоката, вы получаете услуги от специалиста, квалификация которого подтверждена, он имеет профессиональный опыт. Кроме того, он обязан соблюдать этику, постоянно учиться.

  • Кроме того, вы можете быть уверены, что ни ваши сведения, ни ваши документы не станут известными никому, так как адвокат связан профессиональной тайной.
  • Принимая на себя защиту интересов клиентов, адвокат рискует утратой статуса в случае нарушения обязательных норм и правил.
  • Адвокат – независимый консультант, который обязан руководствоваться только законом и интересами клиента.

РЕЗЮМЕ

Подведем итоги, преимущества адвоката перед юристом очевидны:

  • обязательное наличие высшего юридического образования и хотя бы минимального опыта работы;
  • подтверждение своей компетенции сдачей сложного квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката;
  • обязанность адвоката проходить ежегодное обучение;
  • возможность адвоката самостоятельно собирать доказательства, направлять адвокатское запросы;
  • обязанность адвоката соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и интересов клиентов, под угрозой лишения его статуса адвоката;
  • при несоблюдении адвокатом этики и обязательств перед клиентом, на него может быть подана жалоба в министерство юстиции или адвокатскую палату;
  • адвокат обязан хранить адвокатскую тайну, к которой относится вся информация и документы переданные доверителем, а так же сам факт обращения к адвокату;
  • адвокат не может быть вызван на допрос и допрошен по обстоятельствам связанным с осуществлением им профессиональной деятельности;
  • следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия (обыск, осмотр) могут быть проведены в помещении занимаемом адвокатом только на основании решения суда;
  • изъятые у адвоката документы и полученные сведения не могут быть использованы в качестве доказательств против клиента;
  • законодательно запрещено вмешательство в деятельность адвоката.

Юридическая помощь в Адвокатском бюро «Правовая гарантиЯ»

Занимать должности без высшего образования - советы адвокатов и юристов

Давайте знакомиться.

Адвокатское бюро «Правовая гарантиЯ» — это команда адвокатов и юристов в 2 городах: Омск и Москва.

Мы делаем акцент на команде неспроста. К нас приходят доверители с вопросами, проблемами, которые требуют комплексного подхода. Так, дела о банкротстве могут потребовать включения в работу адвоката по уголовным делам или адвоката-представителя в арбитражном суде.

Мы убеждены: каждый должен специализироваться в своей области и заниматься своим делом. Поэтому мы работаем в команде. Наши доверители получают помощь, стратегию и защиту, которые основаны на опыте нескольких специалистов из разных отраслей права.

Мы не просто консультируем, мы в «Правовой гарантии» решаем конкретные задачи:

  • Защищаем интересы в арбитражных судах и судах общей юрисдикции;
  • Сопровождаем «под ключ» процедуру банкротства физических и юридических лиц;
  • Защищаем доверителей от субсидиарной и уголовной ответственности;
  • Защищаем бизнес от уголовного преследования, в том числе, незаконного;
  • Защищаем права потерпевших, свидетелей, доверителей в уголовном производстве;
  • Представляем и защищаем интересы в судах апелляционной инстанции;
  • Обжалуем приговоры суда в кассационном порядке и в порядке надзора;
  • Обжалуем приговоры суда в Верховном Суде Российской Федерации, составляем и направляем кассационные жалобы в ВС РФ;
  • Занимаемся судебным взысканием задолженности: по распискам, договорам поставки, подряда, займа и т.д.;
  • Взыскиваем в судебном порядке: упущенную выгоду, убытки, ущерб;
  • Сопровождаем сделки с недвижимостью, проводим правовую экспертизу договоров купли-продажи;
  • Представляем Ваши интересы в органах государственной власти;
  • Оказываем услуги по экспертизе уже вынесенных судебных решений, даем консультации и комментарии по дальнейшим действиям.

Кто МЫ?

Адвокатское бюро, специалисты которого помогают гражданам и бизнесу уже более 17 лет.

Мы не собираем отзывы доверителей, а презентуем свои реальные кейсы в тематических статьях на нашем сайте. Система прозрачна: подтверждение Вы можете найти в Картотеке арбитражных дел.

  1. У нас есть собственное СМИ — Журнал «Правовая гарантиЯ».
  2. Мы в Адвокатском бюро «Правовая гарантиЯ» убеждены, что богатый опыт, соблюдение адвокатской этики, реальные успешные дела — залог того, что наши доверители будут обращаться к нам снова и рекомендовать нас.
  3. О нашем Бюро Вы можете почитать здесь.

Кс рф признал, что сотрудник без юридического диплома вправе представлять интересы компании в суде — шортрид

Если у компании есть хотя бы один представитель с юридическим дипломом, то одновременно в заседаниях смогут участвовать и не юристы. Это могут быть учредители или работники, которые обладают специальными знаниями и пояснят важную для суда информацию. Например, бухгалтеры, руководители отделов и т.д. Такую позицию высказал КС РФ в недавнем постановлении.

В АПК РФ предусмотрено, что представлять интересы компании могут только адвокаты, другие лица с юридическим образованием или ученой степенью, а также директор компании. Из-за этого в заседаниях не могли участвовать сотрудники компаний, которые могли бы пояснить неюридические вопросы. С подобной проблемой столкнулось ООО «Александра».

Суть дела

Компания оспаривала решение налогового органа. Учредитель компании (он же исполнительный директор) хотел участвовать в рассмотрении дела в кассации. Но суд его не пустил, поскольку тот не являлся генеральным директором и не имел высшего юридического образования, при этом в деле участвовали представители по доверенности с юридическими дипломами.

Исполнительный директор подал жалобу в КС РФ. Он оспаривал ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 АПК РФ.

Решение КС РФ

КС РФ не стал признавать оспариваемые нормы неконституционными.

Но он сделал такой вывод: представлять интересы компании в арбитражном суде могут ее участники или работники, не имеющие высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности, если ее интересы одновременно представляют лица с юридическим образованием или степенью. То есть если в деле участвует квалифицированный юрист, то с ним интересы компании могут представлять и другие сотрудники, обладающие специальными знаниями.

Обоснование позиции

Нормы АПК РФ о необходимости иметь юридический диплом, которые появились в 2018 году, — это минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного процесса квалифицированной юридической помощью. При этом юридическое образование представителя не гарантирует эффективную юридическую помощь. Даже самый опытный адвокат не может быть вполне компетентен во всех делах.

Часто в деле требуется участие лица со специальным образованием. Работники, знающие специфику деятельности компании и являющиеся специалистами в прикладных сферах (таможенное, банковское, страховое дело, антикризисное управление, бухгалтерский учет и др.), зачастую могут оказать не менее компетентную помощь.

Невозможность привлечь в качестве представителей (наряду с юристами) тех лиц, которые связаны с компанией и в силу корпоративного участия, имущественных, трудовых отношений способны оказывать влияние на ее деятельность, ведет к несоразмерному ограничению права компании довести до суда свою позицию. Привлечение к участию в деле этих лиц в качестве свидетеля, специалиста и т.д. невозможно либо затруднительно, поскольку у них может быть прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела.

В этом деле компания хотела, чтобы в деле участвовал исполнительный директор, поскольку он был глубоко вовлечен в ее деятельность и мог бы пояснить ценную для суда информацию. Ведь рассмотрение налоговых споров связано с разрешением не только сугубо правовых вопросов, но и вопросов правильности ведения бухгалтерского и налогового учета и отчетности.

На заметку

По сути, КС РФ указал, что в процессе могут участвовать любые сотрудники, которые могут пояснить специальные (не юридические) моменты. Но, например, помощник юриста без высшего юридического образования по-прежнему не может быть представителем компании. Также не решена проблема  ознакомления с делом не юристами.

Постановление КС РФ от 16.07.2020 № 37-П/2020 по делу о проверке конституционности части 3 статьи 59, части 4 статьи 61 и части 4 статьи 63 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Александра» и гражданина К.В.Бударина

Дарья Бондарчук

«Адвокат» без статуса

23 мая 2016 г.

О ненадлежащей рекламе юридических услуг, предоставляемых лицами, не имеющими статуса адвоката

5 апреля на заседании Совета ФПА рассматривался вопрос о незаконном использовании терминов «адвокат», «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» в нарушение ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Совет ФПА РФ принял решение рекомендовать советам региональных палат вести мониторинг устранения подобных нарушений.Тема о том, что ряд юристов представляется адвокатами, не имея адвокатского статуса, в адвокатском сообществе не нова. Не так много юристов и юридических фирм, прямо нарушающих ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в которой указано, что использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти термины, допускается только адвокатами и созданными в порядке, установленном Федеральным законом, организациями.Однако почти в каждом регионе такие случаи не единичны. Считаю, что они не должны быть оставлены без реагирования. Думается, что каждый президент адвокатской палаты вспомнит не одного посетителя, который возмущался недобросовестным отношением представителя, участвующего по его делу, требовал его наказания и удивлялся, что этот представитель – не адвокат, и управы на него, по сути, нет. Разве что обратиться в суд. Однако это не означает, что он может вернуть свои деньги за такую «юридическую помощь». Но для адвокатского сообщества главное, что в глазах этих людей все, кто участвуют в суде, – это адвокаты, и переубедить их в этом бывает сложно. Такой гражданин пришел и ко мне на прием. Из его рассказа следовало, что его представитель не явился на судебное заседание, хотя взял у него доверенность и убедил, что самому истцу ходить в суд не надо. Дело было проиграно, жалоба вовремя не подана. Он назвал фамилию представителя и, услышав, что это не адвокат, обвинил нас в том, что мы даем недобросовестную рекламу.

Заинтересовавшись таким заявлением, мы выяснили, что, действительно, ООО «Юридическая ассоциация» размещает в средствах массовой информации объявления следующего содержания: «Всероссийская «юридическая ассоциация». Все виды юридических услуг, эксперты, адвокаты: Семейные дела, алименты / Выплаты по ДТП за 3 дня / Защита прав потребителей / Бесплатные консультации…»

Наше предупреждение руководству ООО «Юридическая ассоциация» о прекращении нарушения законодательства о рекламе было проигнорировано. Поэтому Адвокатская палата Республики Марий Эл обратилась с заявлением в Марийское УФАС России о возбуждении дела о нарушении п. 2, 3 ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

Комиссия УФАС по Республике Марий Эл по рассмотрению дел по признакам нарушения законодательства о рекламе наше заявление удовлетворила, признав указанную рекламу ООО «Юридическая ассоциация» ненадлежащей, и выдала ему обязательное для исполнения предписание о прекращении нарушения законодательства о рекламе. При этом в решении указано следующее.

В рассматриваемой рекламе содержится информация о том, что ООО «Юридическая ассоциация» оказывает юридические услуги, в том числе предоставляет помощь адвокатов, юристов, экспертов. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности) адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном указанным Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Кроме того, в силу ч. 2 ст. 1 Закона об адвокатской деятельности, адвокатская деятельность не является предпринимательской. Не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, осуществляемая участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями.Статья 2 указанного закона устанавливает, что адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской или иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Адвокат осуществляет свою деятельность в одной из форм адвокатского образования. Формами адвокатского образования являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация (ст. 20 Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности).Уставом Общероссийской негосударственной некоммерческой организации «Федеральная палата адвокатов Российской Федерации» к полномочиям Совета Федеральной палаты адвокатов отнесена разработка единых принципов и рекомендаций по организации деятельности и соблюдению действующего законодательства адвокатскими образованиями (ст. 32 Устава).Нормы, регулирующие деятельность адвоката, а также возможность размещения информации (рекламы) об оказании адвокатских услуг содержатся также в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. В соответствии с ч. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе: заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов РФ, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельности, вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.Статья 17 указанного Кодекса также устанавливает, что информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: оценочных характеристик адвоката, отзывов других лиц о работе адвоката, сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов, заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.Кроме того, отдельные рекомендации по размещению информации об оказании услуг адвоката содержатся в Рекомендациях адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации (далее – Рекомендации), утвержденных Протоколом № 5 Совета Федеральной палаты адвокатов от 21 июня 2010 г. В п. 7.6 указанных Рекомендаций разъясняется, что, информируя о себе, адвокат не вправе предлагать потенциальным доверителям какие-либо скидки или иные льготы, формирующие представление об адвокатской деятельности как о предпринимательской. Важнейшим этическим правилом адвокатской профессии является запрет навязывания своей помощи лицам и привлечения их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами.В соответствии с п. 7.1 Рекомендаций адвокатам следует воздерживаться от размещения информации о себе на платной основе, независимо от того, связана ли такая информация с его профессиональной деятельностью или нет. Исключение составляют случаи размещения справочной информации.Также в силу п. 7.2 Рекомендаций информирование о деятельности адвоката и организации, в которой он состоит, допускается в справочных и информационных изданиях, на официальных интернет-сайтах. Она должна содержать указание на фамилию, имя и отчество адвоката, наименование адвокатского образования, в котором он состоит, реестровый номер и наименование адвокатской палаты. Распространение анонимной информации об адвокате не допускается. В соответствии с п. 7.5 Рекомендаций адвокат не вправе размещать информацию о себе в рекламе организаций, оказывающих юридические услуги и не являющихся адвокатскими образованиями. Кроме того, решением Совета Адвокатской палаты РМЭ от 14 мая 2014 г. в протоколе № 5 утверждены Рекомендации по вопросу допустимости рекламы адвокатской деятельности и требованиях, предъявляемых к информации об адвокате и адвокатском образовании. Так, в рекомендациях содержится указание на то, что реклама деятельности адвоката как в прямом, так и в переносном смысле не соответствует его статусу, снижает доверие общества как к конкретному адвокату, так и к адвокатскому сообществу в целом, поэтому, несмотря на отсутствие в законодательстве прямого запрета на рекламу адвокатских услуг, адвокат должен воздерживаться от совершения подобного рода действий. Адвокат вправе информировать общественность о себе и своих услугах исключительно путем сообщения информации, предусмотренной ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, указав в ней в обязательном порядке свои фамилию, имя, отчество, реестровый номер и наименование адвокатского образования и адвокатской палаты субъекта РФ (при желании адвоката), при этом воздерживаясь от использования таких форм, которые явно не соответствуют престижу профессии, в частности, посредством расклеивания объявлений, помещения их на транспортные средства, стены и двери зданий, заборы, мусоропроводы, распространения листовок, рекламных предложений, визиток, открыток, помещения их в почтовые ящики потенциальных доверителей, использования механизма «спам-почты» и т.п. При размещении такой информации адвокатом должны быть соблюдены предусмотренные законодательством требования к ее содержанию и форме.Таким образом, из содержания приведенных нормативно-правовых актов и рекомендаций следует, что не допускается размещение анонимной информации об оказании адвокатских услуг, размещение информации о конкретном адвокате возможно только в справочных и информационных изданиях, при этом в такой информации должны содержаться сведения о лице, оказывающем адвокатские услуги (наименование, место оказания юридических услуг).Из материалов дела следует, что ООО «Юридическая ассоциация» не является формой адвокатского образования, общество оказывает юридические услуги. Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, основными видами деятельности ООО «Юридическая ассоциация» являются деятельность в области права, бухгалтерского учета и аудита, консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления предприятием.В ходе рассмотрения дела установлено, что в штате ООО «Юридическая ассоциация» состоят директор и четыре юриста, адвокаты в штате организации отсутствуют.Марийским УФАС России направлено требование о представлении информации в адрес адвокатов, осуществляющих деятельность на территории Республики Марий Эл, о фактах направления ООО «Юридическая ассоциация» в адрес адвокатов клиентов. Однако из ответов, представленных в материалах дела, следует, что ни один адвокат не сотрудничает с ООО «Юридическая ассоциация», сведения о направлении потенциальных клиентов в адрес адвокатов и адвокатских образований Республики Марий Эл отсутствуют.Указание в рассматриваемой рекламе на то, что ООО «Юридическая ассоциация» предоставляет клиентам услуги адвокатов, является недостоверным, вводит потребителей в заблуждение, поскольку создает впечатление о возможности получения адвокатских услуг именно в ООО «Юридическая ассоциация».Рассматриваемая реклама об оказании ООО «Юридическая ассоциация» адвокатских услуг носит анонимный характер, поскольку в ней не указаны фамилия, имя, отчество, реестровый номер и наименование адвокатского образования и адвокатской палаты субъекта РФ, что также недопустимо в соответствии с действующим законодательством.Комиссия Марийского УФАС России приходит к выводу о том, что рассматриваемая реклама нарушает требования п. 2 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе, поскольку содержит недостоверные сведения относительно характеристик и потребительских свойств услуг, оказываемых ООО «Юридическая ассоциация».Кроме того, ООО «Юридическая ассоциация» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.Хочется отметить, что это не первое дело, которое возбуждено в Марийском УФАС по заявлению Адвокатской палаты РМЭ о нарушении законодательства об адвокатуре. Во всех случаях наши заявления были удовлетворены.На этом примере мы видим, что ООО «Юридическая ассоциация», ссылаясь на сотрудничество с адвокатами, пыталось увеличить количество обратившихся к нему лиц для получения услуг.

Убеждена, что каждая адвокатская палата должна анализировать рекламу подобного рода и принимать меры для ее прекращения. Такие примеры еще раз показывают, насколько необходимо вводить представительство в суде только адвокатами.

Кс подтвердил право адвокатов занимать муниципальные должности на непостоянной основе

18 июля Конституционный Суд РФ принял Постановление № 29-П о проверке конституционности абз. 1 п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре.

Должность депутата как основание привлечения к дисциплинарной ответственности

Как ранее писала «АГ», поводом к рассмотрению дела стала жалоба адвоката АП г. Москвы Олега Сухова, в которой он указывал, что оспариваемая норма запрещает адвокату занимать муниципальные должности, в том числе при избрании в орган местного самоуправления, независимо от исполнения обязанностей в нем на постоянной или на непостоянной основе.

КС принял к рассмотрению жалобу на норму Закона об адвокатуреЗаявитель жалобы просит Конституционный Суд разъяснить, вправе ли адвокат быть депутатом муниципального образования, не приостанавливая статус

Так, решением Совета АП г. Москвы от 27 марта 2017 г. Олег Сухов был привлечен к дисциплинарной ответственности, поскольку был депутатом муниципального Совета депутатов муниципального округа Нагорный в г. Москве.

Адвокату был установлен шестимесячный срок, чтобы либо отказаться от депутатских полномочий, либо приостановить адвокатский статус. Также в решении Совета палаты подчеркивалось, что абз. 1 п. 1 ст.

2 Закона об адвокатуре не содержит оговорки о запрете адвокату занимать муниципальные должности только на постоянной основе.

Олег Сухов оспорил данное решение в Хамовнический районный суд г. Москвы. При этом он указал, что установленный указанной нормой категорический запрет на замещение адвокатом должности муниципального депутата противоречит ст.

16 того же закона, содержащей закрытый перечень оснований для приостановления статуса. Исходя из подп. 1 п. 1 ст. 16 Закона об адвокатуре статус приостанавливается в случае избрания адвоката в орган государственной власти или местного самоуправления на период работы на постоянной основе.

Следовательно, полагал истец, на период работы на непостоянной основе его приостанавливать не требуется.

Отказав в удовлетворении иска, суд отметил, что адвокату запрещено занимать муниципальные должности (в том числе должность депутата) вне зависимости от того, на постоянной или непостоянной основе он осуществляет эти полномочия. Решение устояло в апелляции. Таким образом, предписание Совета палаты устранить длящееся нарушение осталось в силе.

В жалобе в Конституционный Суд заявитель сослался на Постановление КС от 2 июля 2015 г. № 1523-О, согласно которому ограничения допустимы только в целях защиты конституционных ценностей на основе принципов юридического равенства и вытекающих из него критериев разумности, соразмерности (пропорциональности) и необходимости.

Также он указал, что согласно п. 9.1 ст. 40 Закона о местном самоуправлении и п. 5.1 ст.

12 Закона об организации органов госвласти депутат член выборного органа местного самоуправления либо выборное должностное лицо, осуществляющие полномочия на постоянной основе, не могут участвовать в качестве защитника или представителя (кроме случаев законного представительства) по гражданскому, административному или уголовному делу либо делу об административном правонарушении.

На муниципальных депутатов на непостоянной основе данное ограничение не распространяется. При этом Олег Сухов добавил, что, разрешая депутатам на непостоянной основе выступать в качестве судебных представителей и защитников, указанные законы фактически разрешают им вести адвокатскую деятельность.

По мнению заявителя, вывод Совета палаты о том, что законодательство не дифференцирует депутатов, осуществляющих полномочия на постоянной и непостоянной основе, неверен, поскольку к обеим категориям депутатов законодатель подходит принципиально по-разному.

«В данном случае спор идет в равной степени как о праве адвоката быть депутатом на непостоянной основе, так и о праве депутата на непостоянной основе быть адвокатом.

Соответственно, никак невозможно, чтобы с точки зрения законов, посвященных депутатам, депутат на непостоянной основе имел право на исполнение адвокатских полномочий, а с точки зрения законов, посвященных адвокатуре, адвокат при этом не имел права быть депутатом даже на непостоянной основе», – указывалось в жалобе.

Также Олег Сухов обратил внимание Конституционного Суда, что согласно выводам Совета палаты совмещение адвокатской деятельности со статусом лица, занимающего муниципальную должность, даже на непостоянной основе, нарушает принцип равноправия, поскольку такой адвокат получает возможность использовать депутатские полномочия и привилегии, в том числе при оказании юридической помощи доверителям. Заявитель подчеркнул, что в условиях разделения властей и независимости судебной системы адвокат, избранный муниципальным депутатом, не приобретает дополнительных полномочий, которыми мог бы воспользоваться в адвокатской деятельности.

КС подчеркнул безосновательность запрета на совмещение адвокатских и депутатских полномочий

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд отметил, что адвокат, являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам, на которого законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), осуществляет деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи (Постановление КС от 17 декабря 2015 г. № 33-П). В то же время приобретение статуса адвоката выступает формой реализации права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ).

КС пояснил, что действующее правовое регулирование (законы об общих принципах организации местного самоуправления и о муниципальной службе) вместо единого понятия «муниципальная должность» использует два термина: «муниципальная должность» и «должность муниципальной службы», однако, как и прежде, депутат представительного органа муниципального образования признается лицом, замещающим муниципальную должность.

В этой связи, отмечается в постановлении, оспариваемая норма сама по себе могла быть воспринята правоприменительной практикой как запрет совмещать адвокатскую деятельность с муниципальной службой и (или) как запрет адвокату занимать должность депутата представительного органа муниципального образования или иную выборную муниципальную должность вне зависимости от того, на какой основе он исполняет эти полномочия.

Суд добавил, что ГУ Минюста России по г. Москве разделяет позицию, что если адвокат был избран на должность депутата представительного органа муниципального образования и осуществляет данные полномочия на непостоянной основе, он должен либо прекратить полномочия депутата, либо утратить адвокатский статус.

В то же время, подчеркивается в постановлении, адвокатскими палатами Московской, Ленинградской и Омской областей, Краснодарского края и Республики Башкортостан совмещение адвокатской деятельности и исполнения полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе не рассматривается как недопустимое и влекущее прекращение или приостановление статуса адвоката.

По мнению Конституционного Суда, лишение гражданина, осуществляющего депутатские полномочия на непостоянной основе, статуса адвоката только в силу факта замещения муниципальной должности и безотносительно к характеру публично-правовой функции не имеет разумного конституционно-правового обоснования. КС указал: несмотря на то, что органы местного самоуправления являются элементом системы публичной власти, их основное предназначение – решение вопросов местного значения (Постановление КС от 2 апреля 2002 г. № 7-П). Кроме того, Конституция не содержит предписаний, прямо запрещающих адвокату без утраты статуса осуществлять полномочия депутата на непостоянной основе. Из ее положений также не следует прямой запрет федеральному законодателю исключить возможность совмещения адвокатской деятельности с осуществлением полномочий депутата на непостоянной основе.

Вместе с тем, отмечается в постановлении, положения Закона об общих принципах организации местного самоуправления во взаимосвязи с п. 1 ст. 2 и подп. 1 п. 1 ст.

16 Закона об адвокатуре позволяют полагать, что в случае избрания адвоката депутатом представительного органа муниципального образования на непостоянной основе приостановление адвокатского статуса на период осуществления полномочий не предусмотрено.

Кроме того, осуществление адвокатом депутатских функций на непостоянной основе Закон об адвокатуре прямо не относит и к обстоятельствам, влекущим прекращение статуса (п. 1 и 2 ст. 17). Таким обстоятельством, в частности, подп. 3 п. 2 ст.

17 называет неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, о чем был предупрежден заявитель в связи с разъяснением в решении Совета АП г.

Москвы о необходимости устранения допущенного им, по мнению Совета, нарушения оспариваемого законоположения.

«В то же время, презюмируя соблюдение требований разумности правового регулирования, необходимо исходить из того, что законодатель, прямо предусмотрев приостановление статуса адвоката как способ разрешения коллизии между замещением муниципальной должности на постоянной основе и статусом адвоката и, соответственно, восстановление этого статуса с отпадением оснований приостановления, не мог одновременно поставить адвокатов, без прямого и однозначного нормативного указания, перед жестким выбором между прекращением статуса адвоката и прекращением осуществления полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной, т.е. в меньшей степени связанной с интеграцией в институты муниципальной власти, основе», – сообщается в постановлении.

Иное понимание подп. 1 п. 1 ст. 16 и подп. 3 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре в их взаимосвязи в рамках действующего правового регулирования было бы, как полагает КС, несовместимо с положениями ч. 3 ст. 55 Конституции, поскольку влекло бы несоразмерное ограничение прав граждан, гарантированных ст. 32 (ч. 1 и 2) и 37 (ч. 1) Основного закона.

Таким образом, резюмируется в постановлении, действующее законодательное регулирование позволяет утверждать, что законодатель не предусматривает правовых последствий замещения адвокатом муниципальной должности для его адвокатского статуса, если он избран депутатом представительного органа муниципального образования и осуществляет свои полномочия на непостоянной основе.

«С учетом конституционных требований соразмерности налагаемых ограничений и определенности правового регулирования это должно расцениваться не как пробел в определении правовых последствий, наступающих применительно к избранию адвоката депутатом ˂…˃ и осуществлению им депутатских полномочий на непостоянной основе, а как квалифицированное умолчание, свидетельствующее о том, что на осуществление полномочий депутата представительного органа местного самоуправления на непостоянной основе положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” не распространяется», – подчеркнул Конституционный Суд.

По итогам рассмотрения оспариваемую норму Закона об адвокатуре КС признал конституционной как не предполагающую запрета адвокату совмещать адвокатскую деятельность с осуществлением депутатских полномочий на непостоянной основе. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, признаны подлежащими пересмотру.

Не законодательный пробел, а квалифицированное умолчание

Комментируя «АГ» постановление Конституционного Суда, Олег Сухов отметил: «Говорят, что начальство не опаздывает – оно задерживается. Тальберг из булгаковской “Белой гвардии” выразился ярче: “Полковники генерального штаба не бегают. Они ездят в командировки”.

Менее года назад судья Арбитражного суда г. Москвы сказала мне: “Суд вас не перебивает. Суд задает уточняющие вопросы”. Подобных вариаций много. В рассматриваемом постановлении мы видим еще одну: не законодательный пробел, а квалифицированное умолчание законодателя».

«Интересно, почему ранее законодатель обходился без такого умолчания?» – задался вопросом Олег Сухов. Ранее, пояснил он, – это до конца 2004 г., когда п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре был сформулирован в современной редакции. «До декабря 2004 г.

он звучал иначе: “Адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности”, – отметил он.

– И все было ясно: занимайся в свободное от адвокатуры время чем угодно, лишь бы денег не получал. Но зачем-то понадобилось столь ясную формулировку менять.

В итоге прямо прописали запрет на занятие муниципальной должности (без всяких оговорок), а теперь, спустя 15 лет, вдруг сказали: мол, не это имели в виду, просто не стали говорить всего и сразу. “Квалифицированно умолчали”».

Адвокат добавил, что пока длилось «молчание», суды столь же «молчаливо» делали прямо противоположные выводы. «Это очень хорошо, что КС четко указал в постановлении, что запрет адвокатам на занятие муниципальных должностей противоречит другим федеральным законам, а в придачу и ст. 16 Закона об адвокатуре.

Как раз на эти коллизии я и указывал в исковом заявлении в Хамовнический суд и далее в апелляционной и кассационных жалобах, – пояснил он.

– В судебных актах каждой из этих инстанций “под копирку” указывалось, что к доводам истца о наличии коллизии норм Закона об адвокатуре и Закона об общих принципах организации местного самоуправления суд относится критически, поскольку данные доводы своего подтверждения в ходе судебного заседания не нашли и основаны на неверном толковании истцом действующего законодательства, согласно которому адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, а также занимать государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, должности государственной службы и муниципальные должности, вне зависимости от осуществления депутатом своих полномочий на постоянной или на непостоянной основе».

«С государственными деятелями, судьями и слугами (в том числе “народными слугами”) нельзя изъясняться намеками и жестами. Нельзя ничего умалчивать в надежде, что додумают сами. Надо объяснять четко и недвусмысленно, тогда и не придется расхлебывать печальные плоды “квалифицированного умолчания”, – если, конечно, таковое имело место», – резюмировал Олег Сухов.

Адвокаты полностью поддержали позицию КС

Член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев отметил, что КС разрешил вопрос о том, может ли адвокат исполнять депутатские полномочия на непостоянной основе.

«Например, в АП МО мы всегда считали, что когда адвокат участвует в политической жизни, отстаивает там наши ценности и ценности права как таковые, это неплохо, – пояснил он.

– На мой взгляд, в современном управлении не хватает правового профессионализма».

По мнению Михаила Толчеева, по данному вопросу дополнительные разъяснения Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам не требуются: «Достаточно просто читать закон и постановление КС».

Советник председателя Госдумы, адвокат АП МО Владимир Плигин подчеркнул, что данным постановлением КС разрешается весьма интересный и значимый вопрос. «Надлежащее функционирование муниципальных образований крайне важно для организации жизни граждан РФ, – пояснил он.

– В зависимости от того, насколько люди, которые работают в муниципальных образованиях и являются муниципальными депутатами, будут подготовлены, чтобы точно понимать запросы граждан и давать надлежащие ответы на них, а также иметь возможность профессионально взаимодействовать с другими госорганами, зависит эффективность их деятельности».

По его мнению, возможность совмещения статусов адвоката и депутата муниципального образования, работающего на непостоянной основе, несомненно приведет к расширению возможностей для становления этого уровня организации власти на муниципальном уровне. Данное постановление Суда, как полагает Владимир Плигин, способствует решению вопросов организации муниципальных образований в России.

Как отметил руководитель конституционной практики АК «Аснис и партнеры» МГКА Дмитрий Кравченко, решение КС в целом было предсказуемо: «Эта ситуация была основана на неопределенности норм законодательства и развивалась достаточно давно. В целом подобное решение и ожидалось. Вместе с тем, полагаю, что со стороны законодателя в данном случае было бы правильно устранить неопределенность и в самом тексте соответствующих норм».

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский также полностью поддержал позицию КС. «Считаю, что ограничение адвокатам занимать депутатские должности порочно! – подчеркнул он. – Адвокатура должна приветствовать выдвижение адвокатов на депутатские должности всех уровней и всемерно им помогать».

Эксперт добавил, что полномочия адвоката и депутата очень схожи. «Знаю это по своему опыту. Недаром во всем мире адвокаты занимают значительную часть мест депутатского корпуса. Адвокат, согласно нашему отраслевому закону, не вправе занимать должности по договору найма.

Выборные должности, к которым относятся и депутатские, можно занимать на основе постоянной работы и на основе работы во время сессий и приема граждан.

К последним применение запрета, что практиковалось в некоторых палатах, было порочно, ведь эти депутаты никакой зарплаты не получают, а могут получать только денежные компенсации за потраченное время», – пояснил Владислав Лапинский.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *