Возвращение уголовного дела прокурору — основания и порядок по статье 237 УПК РФ

   Возврат прокурору уголовного дела – это очень ответственное и серьезное мероприятие для любого адвоката по уголовным делам, который видит недочет в расследовании. Этот ответственный шаг может осуществляться в том случае, если есть какие-либо нарушения в составлении обвинительного заключения.

   Например, возврат уголовного дела прокурору судебная практика предусматривает, если не соблюдены все требования УПК РФ, тогда есть еще и повод для жалобы на бездействие следователя. Какой нормой руководствоваться? Начинам со ст. 237 УПК РФ.

Возвращение уголовного дела прокурору - основания и порядок по статье 237 УПК РФ

Основания для возврата дела прокурору

  1. Не указаны четкие описания преступления, место совершения, время преступления, моменты, когда есть противоречивые высказывания в обвинении.
  2. Если нет необходимых доказательств, которые подтверждают виновность подсудимого.

  3. Если одна копия обвинения не была предоставлена подсудимому, и он даже не знает, в чем именно провинился.
  4. Предъявлено обвинение по статье наименее тяжкого преступления, в то время как усматривается возможность утяжеления состава.
  5. Иные основания предусмотренные законом.

ВНИМАНИЕ: обсуждаемая возможность поворота дела возможна на стадии, когда вас познакомили с материалами и передали дела в суд.

На стадии предварительного заседания заявляется ходатайство или суд по собственной инициативе рассматривает вопрос — возврат дела прокурору из суда (возврат уголовного дела прокурору на стадии судебного разбирательства).

Почему необходим возврат уголовного дела прокурору?

 Возвращение уголовного дела прокурору - основания и порядок по статье 237 УПК РФ  Возврат дела прокурору из суда осуществляется для того, чтобы он смог внести поправки, полно осуществить защиту по уголовным делам, уточнить некоторые моменты совершения преступления, добавить больше фактов о совершенном действии, и устранить все противоречия. Возврат уголовного дела прокурору предполагает собой не отмену судебного процесса, а лишь его перенесение на определенный срок. В это время прокурор внесет нужные поправки с помощью своих замечаний следователю (дознавателю). Также должны прилагаться все факты и обязательные документы. При их отсутствии, суд не сможет состояться.

   А еще случается практика возврата дела прокурору при нарушении права на защиту. Например, если подсудимый даже не знает, в чем именно его обвиняют. Он обязан знать причину своего осуждения. По многим моментам может произойти возврат уголовного дела.

Судебная практика возврата дела прокурору при нарушении права на защиту часто осуществляется по настоянию обвиняемых.

Если прошло немало времени после совершения преступления, а обвинение выдвигается только сейчас, то при таких обстоятельствах протокол утрачивает силу, а обвиняемый считается свободным. Постановление возврат дела прокурору выдвигает сам судья или Президиум вышестоящего суда при обжаловании.

При необходимости, время задержания виновника увеличивается на определенный срок, указанный в законодательстве. Делается это для того, чтобы исправить все неточности, произвести производственные и процессуальные действия.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал YouTube, вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Образец ходатайства в суд о возвращении уголовного дела прокурору

  • В Кировский районный суд г. Екатеринбурга
  • От адвоката Кацайлиди Андрея Валерьевича
  •  осуществляющего защиту обвиняемого
  • Ходатайство
  • о возврате уголовного дела прокурору

   Согласно ст.

237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения; имеются предусмотренные статьей 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

   Считаю, что обвинительное заключение по данному уголовному делу, утвержденное заместителем прокурора Свердловской области, составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

  1. В обвинительном заключении не указаны точно и однозначно существо обвинения, не указано место совершения преступления, не указаны способы, мотивы и цели совершения преступления А.Н. в виду их отсутствия, не указаны многие другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. Не указаны дата и место составления обвинительного заключения (указана только дата утверждения). Не указаны места жительства и (или) места нахождения подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты. Нет указания о задержании А.Н.
  2. В обвинительном заключении не указано, когда и у кого возник преступный умысел, направленный на незаконное приобретение права на чужое имущество путем обмана, а именно на объекты недвижимости, расположенные по адресу: город Екатеринбург, директором и учредителем которого являлся Е.И. Указано лишь, что точная дата следствием не установлено, и что преступный умысел возник у некоего неустановленного следствием лица №1, которое даже не было допрошено в рамках данного уголовного дела. Поскольку данное лицо не установлено, возможно данного лица не существует, а по данным, указанным в обвинительном заключении, данное неустановленное лицо №1 является основным действующим лицом и организатором преступления. Таким образом, без указания данного лица (без его установления) невозможно постановление судом приговора.
  3. Обвинительное заключение содержит множество указаний на неустановленные следствием даты, и места, неустановленные лица №1 и №2. Однако для вынесения судом приговора необходимо установление и указание в обвинительном заключении конкретных лиц с указанием их фамилий, имен, отчеств. Наличие в обвинительном заключении неких неустановленных лиц №1 и №2, в отношении которых материалы якобы выделены в отдельное производство, а также указание на неустановленные места и даты делает невозможным постановление судом приговора.

ПОЛЕЗНО: смотрите видео и узнаете, почему любой образец иска, жалобы лучше составлять с нашим адвокатом, пишите вопрос в х ролика, подписывайтесь на канал YouTube

  • В обвинительном заключении не указаны мотивы и цель совершения преступления А.Н. ввиду их отсутствия. В обвинительном заключении не раскрыта объективная сторона преступления в отношении А.Н., нет указания на способы совершения преступления, не указано, каким образом, когда и где он совершил обман или злоупотребление доверием в отношении потерпевшего. Не указано, в чем заключался обман или злоупотребление доверием со стороны А.Н. Обвинительное заключение в отношении А.Н. построено без приведения доказательств и без указания на то, что А.Н. или кто-то из членов его семьи получил какую бы то ни было материальную выгоду. Нет указания на корыстную цель и на доказательства ее наличия у А.Н. Нет указания и на наличие у А.Н. прямого умысла на совершение данного преступления.
  • Изучив материалы дела, можно предположить, что под неустановленным лицом №2 подразумевается гр-н Андрей Геннадьевич. Однако он указан в обвинительном заключении как свидетель, подлежащий вызову в суд со стороны обвинения (стр.77 обвинительного заключения, т.4 л.д. 151-152). Тем самым, имеется противоречие в статусе А.Г. и возникает необходимость установления и точного указания, кем является неустановленное лицо №2. Данное противоречие делает невозможным постановление судом приговора.
  • Во время предварительного следствия допускалось множество существенных нарушений уголовно-процессуального закона (в т.ч. права подозреваемого, обвиняемого на защиту), делающих невозможным постановление судом приговора и которые должны быть устранены путем возвращения уголовного дела прокурору.

   В данном уголовном деле постановление следователя отменено руководителем следственного органа не в установленный законом срок, а по прошествии более 7 лет 11 месяцев, что толкуется обвиняемым А.Н. как постоянная угроза уголовного преследования, чем нарушаются конституционные права и свободы А.Н.

   Таким образом, постановление руководителя следственного органа – заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области об отмене постановления старшего следователя СУ при УВД г.

Екатеринбурга о прекращении уголовного преследования в отношении А.Н. нарушает процессуальные и конституционные права А.Н. о равноправии и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, создает для А.Н.

постоянную угрозу уголовного преследования.

   Согласно ч.4 ст.214 УПК РФ решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения лиц, указанных в ч.3 ст.

211 УПК РФ (в частности, подозреваемому, обвиняемому и его защитнику). Не соблюдение этой обязанности влечет нарушение конституционного права подозреваемого и обвиняемого на защиту (в т.ч.

на судебную защиту), влечет отсутствие возможности обжаловать данное решение.

   Постановление руководителя следственного органа – заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области об отмене постановления старшего следователя СУ при УВД г. Екатеринбурга о прекращении уголовного преследования не было доведено до сведения Ч., чем было нарушено его процессуальное (ст. 15, 16, 19 УП КРФ) и конституционное (ст. 46 Конституции РФ) право на защиту.

   Ввиду отсутствия уведомлений о принятии различных этих и других процессуальных решений, касающихся прав и интересов Ч., он был лишен возможности их обжалования, чем было грубо нарушено право на защиту.

   Таким образом, данное уголовное дело возобновлялось 9 раз (включая 2 раза возобновление прекращенного уголовного дела, и 1 раз возобновление уголовного преследования) причем в основном по одним и тем же основаниям.

   Таким образом, согласно данной нормы уголовно-процессуального закона отменить постановление руководителя следственного органа вправе только прокурор, а руководитель следственного органа вправе отменить только постановление следователя. Руководитель следственного органа не уполномочен (в том числе произвольно, по своей инициативе и в любое время) пересматривать и отменять решения и постановления руководителя следственного органа, и тем более того же уровня.

   Обвинительное заключение содержит перечень доказательств, на которых основывается обвинение. При этом подавляющее большинство указанных в нем доказательств являются недопустимыми.

Между тем, в обвинительном заключении должны быть указаны только допустимые доказательства, на которых основано обвинение.

Отсутствие таких доказательств в обвинительном заключени, наличие в нем недопустимых доказательств делает невозможным вынесение судом приговора.

   В обвинительном заключении не указан размер причиненного ущерба, т.к. заключения экспертов об определении рыночной стоимости указанных объектов недвижимости являются недопустимыми доказательствами по вышеуказанным причинам (получены во время, когда дело считалось приостановленным).

Таким образом, размер ущерба не определен, в обвинительном заключении указана ни на чем не основывающаяся сумма. А поскольку определение суммы ущерба является необходимым условием для квалификации преступления по ч.4 ст.

159 УК РФ как совершенного в особо крупном размере, то данные существенные недостатки обвинительного заключения делают невозможным постановление судом приговора.

Особенности возвращение судом уголовного дела прокурору как средство обеспечения законности предварительного расследования

Статья посвящена особенностям возвращения судом уголовного дела прокурору, который закреплен в ст. 237 УПК РФ. Рассмотрены наиболее частые основания возвращения уголовного дела прокурору, а также пути их устранения.

В рамках судебного контроля определенный интерес представляют полномочия, предоставленные суду ст. 237 УПК РФ. Несомненно, они играют важную роль для формирования «фильтра» на стадии подготовки дела к судебному заседанию.

Читайте также:  Налоговый вычет при покупке квартиры 2021: подробная инструкция

В частности судья по ходатайству стороны или, что более важно, по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору. Анализ ст. 237 УПК РФ позволяет условно разделить все основания возвращения уголовного дела прокурору на несколько групп.

Анализ ст. 237 УПК РФ позволяет условно разделить все основания возвращения уголовного дела прокурору на несколько групп. Во-первых, это основания, которые возникли в результате допущенных нарушений на стадии предварительного расследования.

Во-вторых, основания возвращения уголовного дела прокурору, имеющие неопределенный характер, то есть вызванные как допущенными нарушениями так и объективными факторами.

В-третьих, основания возвращения уголовного дела прокурору, имеющие объективный характер, и не связанные с нарушениями требований УПК РФ.

  1. п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Анализ практики применения ст. 237 УПК РФ судами Российской Федерации за период с 2016 г. по 3 квартал 2017 г. позволяет сделать вывод о том, что наиболее часты на практике случаи возвращения уголовного дела прокурору вследствие нарушений норм УПК РФ при составлении обвинительного заключения и обвинительного акта, что предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Это обусловлено значением обвинительного заключения и обвинительного акта, как итоговых уголовно-процессуальных документов, которые формулируют существо обвинения, его объем, квалификацию содеянного, содержат перечень доказательств, на которые ссылаются стороны в обоснование своей позиции по делу, то есть определяют пределы судебного разбирательства, и отступление от этих положений объективно создает препятствие для рассмотрения дела по существу в стадии судебного разбирательства.

Согласно ч.3 ст. 237 УПК РФ, обвинительное заключение должно быть подписано следователем. В соответствии с ч.6 данной статьи после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору. К сожалению, как показала судебная практика, данное требование закона выполняется не всегда.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что судебная практика дифференцирует два основания для применения п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ:

  • непосредственное нарушение положений ст.220, 225 или 226.7 УПК РФ, при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, соответственно, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов;
  • иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела.
  1. п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому.
  2. п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 УПК РФ.
  3. ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ — при наличии обстоятельств, указанных в статье 226.2 и части четвертой статьи 226.9 УПК РФ.

В силу ч. 1.1 ст. 237 УПК РФ, при наличии обстоятельств, указанных в ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке.

Во-вторых, основания возвращения уголовного дела прокурору, имеющие неопределенный характер, то есть вызванные как допущенными нарушениями так и объективными факторами. К числу таковых следует отнести:

  1. п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — имеется необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;
  2. п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — имеются предусмотренные статьей 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел;
  3. п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ — имеются основания для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо;

В-третьих, основания возвращения уголовного дела прокурору, имеющие объективный характер, и не связанные с нарушениями требований УПК РФ. К числу таковых следует отнести:

1. п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ — после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Изучение постановлений о возвращении уголовных дел прокурору свидетельствует, что самой распространенной причиной принятия таких решений судебной инстанцией является составление итогового документа предварительного расследования с нарушением требований УПК РФ.

При этом следует обратить внимание на случаи возвращения уголовных дел прокурору при фактическом отсутствии установленных УПК РФ оснований. При этом перечень, установленный ст. 237 УПК РФ расширительному толкованию не подлежит.

Так имеет место принятие соответствующих постановлений в случаях необеспечения участия законного представителя лица с психическим расстройством, исключающим его вменяемость, участие в качестве защитника родственника руководителя следственного органа, сотрудники которого осуществляли расследование и т.д.

Ввиду серьезности, а также негативного характера последствий нарушения принципа законности при производстве расследования проблема их пресечения и недопущения становится актуальной не только для теоретических исследований, но и правоохранительных органов.

Основаниями для возвращения уголовных дел прокурору являются:

  • несоответствие предъявленного обвинения фактическим обстоятельствам дела;
  • неполнота обвинения, отсутствие квалифицирующих признаков преступления и обстоятельств, имеющих существенное значение;
  • ошибки технического характера, опечатки.

Указанные обстоятельства, по мнению суда, исключают возможность вынесения законного и обоснованного приговора на основании предъявленного обвинения.

Для исключения возвращения уголовного дела следователю необходимо пользоваться с примерным алгоритмом проверки оснований и порядка привлечения лица в качестве обвиняемого, а также само обвинительное заключение.

Таким образом, анализ судебной практики применения ст. 237 УПК РФ за период с 2016 г. по 3 квартал 2017 г.

позволяет сделать вывод о том, что наиболее часты на практике случаи возвращения уголовного дела прокурору вследствие нарушений норм УПК РФ при составлении обвинительного заключения и обвинительного акта, что предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Уголовные дела возвращались прокурору без исключения со всех стадий судебного разбирательства, в том числе и после выслушивания позиции сторон на стадии судебных прений и последнего слова подсудимого.

Наличие оснований для возвращения уголовного дела прокурору

  • Конституционность института возвращения дела прокурору была предметом проверки КС РФ, который признал его соответствующим Конституции РФ.
  • 2
  • Конституционный Суд РФ исходил при этом из правовой позиции, в силу которой существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения; направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления.

Как указал КС РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией РФ право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 46 и 52).

Суд общей юрисдикции при осуществлении производства по уголовному делу может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; при этом устранение допущенных нарушений предполагает осуществление необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий. В противном случае, участники уголовного судопроизводства, чьи права и законные интересы были нарушены в ходе досудебного производства, по существу были бы лишены судебной защиты.

Согласно ч. 1 ст. 237 УПК судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе указанных документов.

Общие признаки указанных нарушений обозначены ВС РФ. Как разъяснил ВС РФ, при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.

237 УПК, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст.

220, 225 УПК положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу[1];

  • 2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УГ1К;
  • 3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта но уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера.

Согласно ч. 1 сг. 446 УПК если лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство и к которому была применена принудительная мера медицинского характера, признано выздоровевшим, то суд на основании медицинского заключения в соответствии с п. 12 ст. 397 и ч. 3 ст.

Читайте также:  Место на парковке для инвалида - скачать инструкцию к действию. инвалидам

396 УПК выносит постановление о прекращении применения к данному лицу принудительной меры медицинского характера и решает вопрос о направлении уголовного дела руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для производства предварительного расследования в общем порядке[2];

4) имеются предусмотренные ст. 153 УПК основания для соединения уголовных дел.

На основании ч. 1 ст. 153 УПК в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении:

  • — нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;
  • — одного лица, совершившего несколько преступлений;
  • — лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам[3];
  • 5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК.

Невыполнение органами предварительного расследования возложенной на них ч. 1 ст. 11 и п. 2 ч. 5 ст.

217 УПК обязанности по разъяснению обвиняемому права ходатайствовать при ознакомлении с материалами уголовного дела о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и в соответствии с п. 5 ч. 1 ст.

237 УПК является основанием для проведения предварительного слушания для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору.

Если в ходе предварительного слушания имеется возможность восстановить права обвиняемого, судья по ходатайству обвиняемого принимает решение о назначении судебного заседания в особом порядке. При невозможности устранить допущенные в ходе предварительного расследования нарушения уголовно-процессуального закона дело подлежит возвращению прокурору[4];

  • 6) при установлении судом обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме, указанных в ст. 226.2 УПК, или при поступлении возражения какой-либо из сторон против дальнейшего производства по уголовному делу, дознание по которому производилось в сокращенной форме, с применением особого порядка судебного разбирательства, а равно по собственной инициативе в случае установления обстоятельств, препятствующих постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора, в том числе при наличии достаточных оснований полагать самооговор подсудимого, судья выносит постановление о возвращении уголовного дела прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке;
  • 7) если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

В первом случае фактические обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для квалификации как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния, т.е.

эти обстоятельства уже установлены в ходе предварительного расследования, но суд им дает иную оценку, иными словами, возникает ситуация, когда юридическая оценка действий подсудимого не соответствует фактическим обстоятельствам преступного деяния, описанным в обвинительном заключении, в связи с чем уголовное дело необходимо возвратить прокурору[5].

Во втором случае в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния, т.е.

фактические обстоятельства установлены не так, как в ходе предварительного расследования, и это влияет на квалификацию преступления[6].

Например, в ходе предварительного расследования было установлено, что хищение совершалось тайно, а в суде фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что хищение происходило открыто.

Как указал КС РФ, неправильное применение положений Общей и Особенной частей УК, неправильная квалификация судом фактически совершенного обвиняемым деяния, а потому неверное установление основания уголовной ответственности и назначения наказания (хотя и в пределах санкции примененной статьи) влекут вынесение неправосудного приговора, что недопустимо в правовом государстве, императивом которого является верховенство права, и снижает авторитет суда и доверие к нему как органу правосудия. Продолжение же рассмотрения дела судом после того, как им были выявлены допущенные органами предварительного расследования процессуальные нарушения, которые препятствуют правильному рассмотрению дела и которые суд не может устранить самостоятельно, при том что стороны об их устранении не ходатайствовали, приводило бы к постановлению незаконного и необоснованного приговора и свидетельствовало бы о невыполнении судом возложенной на него Конституцией РФ функции осуществления правосудия[5].

При возвращении дела прокурору по этому основанию в обоих случаях суд в своем решении должен указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния, но не должен указывать статью, по которой деяние подлежит новой квалификации. Кроме этого, суд не имеет права делать выводы об оценке доказательств, о виновности обвиняемого, о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

Возможна ситуация, когда судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом, если после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления, и ранее вынесенные но уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Под новыми общественно опасными последствиями следует понимать такие фактические обстоятельства, которые не были известны на момент окончания предварительного расследования, например, когда дело было направлено в суд ввиду причинения лиц}' тяжкого вреда здоровья, а на момент поступления дела в суд потерпевший, от полученных повреждений скончался.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в п. 2—5 ч. 1 ст.

237 УПК, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч. 1 ст.

237 УПК по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст. 234 и 236 УПК, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений. Одновременно с этим судья в соответствии с ч. 3 ст. 237 УПК принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу).

В постановлении следует указать конкретный срок, па который продлевается содержание лица под стражей или домашний арест, исходя из его разумности с учетом сроков, предусмотренных ст. 109 УПК, а также дату его окончания. По вступлении постановления суда в законную силу уголовное дело направляется прокурору, после чего обвиняемый, содержащийся под стражей, перечисляется за прокуратурой.

Когда суд в ходе предварительного слушания, назначенного по иным основаниям, установит, что имеются неустранимые препятствия для рассмотрения дела судом, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить его прокурору в порядке ст. 237 УПК.

Комментарий к СТ 237 УПК РФ

Статья 237 УПК РФ. Возвращение уголовного дела прокурору

Комментарий к статье 237 УПК РФ:

1. УПК не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополнительного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439).

Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более подробно:

1) Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237).

Чтобы служить основанием для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения либо акта.

Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо если обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем, не утверждены прокурором (обвинительное заключение также не согласовано с руководителем СО); если в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления .

——————————— См.: пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // БВС РФ. 2010. N 2.

Следует иметь в виду, что КС РФ дал расширительное толкование рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: «Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса» . Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки части 4 ком. статьи, которая данным Постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны иметься следующие условия:

Образец ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом (часть 5 статьи 264 УК РФ)

Федеральному судье ….. городского суда МО  

от адвоката Адвокатской конторы № 23 «Бутырская» 

Московской городской коллегии адвокатов 

Кусаева Алексея Николаевича,  

моб. тел. 8 916 758 01 00 

127015, г. Москва, ул. Бутырская, д. 6 

по уголовному делу № 11…. 

возбужденного …….. 2017 года 

по признакам преступления, предусмотренного 

о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его 

В производстве ………. городского суда МО имеется уголовное дело, возбужденное в отношении ………… по признакам преступления предусмотренного ч.5 ст. 264 УК РФ. 

Ознакомившись с материалами уголовного дела и обвинительным заключением, считаем, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом. 

Читайте также:  Порядок начисления алиментов на ребенка - всё об алиментах

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 

Согласно со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создаёт необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.     

В соответствии с п.1 ч.1 ст.

237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствии его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.   

По правилам, предусмотренным ч.1 ст.

220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает: 1) фамилии, имена, отчества обвиняемого или обвиняемых; 2) данные о личности каждого из них; 3) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 4) формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление; 5) перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; 6) перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания; 7) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причинённого ему преступлением; 9) данные о гражданском истце и гражданском ответчике.    

Между тем, расследованием уголовного дела не установлено место совершения преступления.  

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от …… 2018 года (т. 2 л. д. 225) указано место: «…двигался по прямолинейному горизонтальному участку 470+300 км автодороги ….., в направлении г. Москва, проходящей по территории ………..МО……», то есть 470+300 км = 770 км – фактически место происшествия находится за пределами МО.

Аналогичная фабула произошедшего указана в обвинительном заключении. При этом сведения о месте происшествия, указанных в итоговых документах уголовного дела (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении) кардинально отличаются от информации зафиксированной в материалах производства.

Считаю это грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства, которое невозможно устранить в судебной процессии, так как суд не может давать оценку таким документам как обвинительное заключение и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а тем более проводить расследование уголовного дела с целью определения места совершения преступления. Полагаю, это заслуживает внимания.  

Кроме того, вышеуказанном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении указано: «…обязывающих водителя знать и соблюдать относящиеся к нему требования правил, знаков разметки, ч.1 п. 1.

5 тех же Правил, обязывающих водителя действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, ч.1 п. 10.1 ПДД РФ…». В резолютивной части итоговых документах следствие также ссылается на часть 1 п.1.5 и 10.1 ПДД РФ. При этом в п. 1.5 и 10.

1 ПДД РФ отсутствует часть 1, то есть её не существует в принципе.

Орган предварительного следствия не является законодательным органом и не имеет права/полномочий надумывать свои атрибуты – это прямое нарушение уголовно-процессуального закона по уголовным делам в сфере ДТП, тем более указанных в итоговых документах.    

Далее, стороной защиты в рамках предварительного следствия несколько раз было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Р.……….. в связи с отсутствием состава преступления.

При этом сторона защиты ссылалась на проведённое доцентом кафедры «Организация и безопасность движения»» Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета (МАДИ) В……. автотехническое исследование (т. 2 л.д.

130-151), которое своим заключением делает вывод о непричастности Р……… к совершению инкриминируемого преступления.

Между тем следователь указанное доказательство в ряд доказательств в обвинительном заключении, на которое ссылается сторона защиты, не включила, тем самым нарушила право на защиту. Тем более установленная экспертным путём невиновность Р……….. следствием ни чем не опровергнута.  

Данное нарушение искажает принцип состязательности и равноправие сторон, явно отражающий, по моему мнению, обвинительный уклон предварительного следствия.     

 Согласно ч.3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая возможность заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу.   

Конституционный Суд РФ в Постановлениях от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РФ РСФСР, от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР и от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвёртой и пятой статьи 377 УПК РСФСР указывал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая, по смыслу статьи 46 (части 1 и 2) Конституции РФ и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должна быть справедливой, полной и эффективной.    

Кроме того, в соответствии с ч. 4 Постановления Конституционного суда РФ от 08.12.

2003 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованием данного Кодекса.  

Так, не углубляясь в процесс расследования и доказательную базу, хотелось бы отметить, что по уголовным делам в сфере ДТП осмотр места происшествия и приложение к нему в виде схемы, является самым главным документом, соответственно и доказательством.  

При этом, протокол ОМП и схема к нему (т.1 л.д.12-33) составлены с грубым нарушением УПК РФ, а именно: время составления схемы 09 часов 10 минут, а следственное действие – осмотр места происшествия проведено в период времени с 09 часов 47 минут по 13 часов 20 минут. Между тем, согласно части 8 ст. 166 УПК РФ схема является приложением к протоколу ОМП.  

 Кроме того, указанная в схеме дорожная обстановка ДТП с указанием произведённых замеров не отражена в описательной части ОМП – то есть в схеме указаны замеры расположения обстановки, а в ОМП они отсутствуют.  Более того, в протоколе ОМП имеются незаполненные пробелы для вписания числового значения (что явно видно визуально).  

Таким образом, данный протокол осмотра места происшествия и схема к нему являются недопустимым доказательством, так как согласно ст. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

№ 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». 

Также хотелось бы отметить, что схема составлялась для оформления административного правонарушения сотрудником ГИБДД – это видно по бланку (где написано «Схема места совершения административного правонарушения»), хотя материалы административного правонарушения не приобщены к материалам уголовного дела.

Тем более, следователь отказывая в удовлетворении ходатайства защиты, в частности, и отказывая в признании недопустимости в качестве доказательств ОМП и схемы к нему, прямо указывает, что «…прибыл экипаж ГИБДД, инспектор которого начал составлять схему места совершения административного правонарушения….

 

…09.10 минут – время начала составления схемы, что соответствует времени прибытия экипажа ГИБДД… 

…сотрудник ГИБДД – М……, который осуществил составление схемы места административного правонарушения, которая была приобщена к протоколу осмотра места происшествия…» (т.2 л.д. 211-217). Тем самым следователь сама не отрицает, что схема составлялась именно к материалам административного правонарушение, а никак не к осмотру места происшествия регламентированных в рамках УПК РФ.  

Следует отметить, что стороной защиты ранее неоднократно поступали ходатайства в адрес следствия о проведении автотехнической судебной экспертизы с целью установления механизма ДТП и места столкновения автомобилей.

Однако следствием данные доводы грубо проигнорированы и в удовлетворении ходатайств было необоснованно отказано, ссылаясь на то, что им самим было установлено место столкновение на месте происшествия и согласно материалам уголовного дела, в частности, в соответствии сведений отражённых в протоколах допросах свидетелей (которые между собой противоречивы) – на мой взгляд могут быть субъективными.  

По моему мнению, при назначении автотехнической судебной экспертизы следователи по надуманным основаниям не поставили перед экспертом вопрос о месте столкновения и механизме ДТП, что ярко подчеркивает необъективность и односторонность проведения предварительного следствия при расследовании данного уголовного дела.  

В связи с чем, сторона защиты была вынуждена инициировать проведение автотехнического исследования, в ходе которого установила обстоятельства совершения ДТП.  

Кроме того, в рамках не проведены очные ставки, следственные эксперименты и др. следственные действия для устранения противоречий, однако указанные в ходатайствах недочёты следствием необоснованно и по надуманным основаниям игнорировались, чем нарушили право на защиту. Хотя по принципу равноправия расследование уголовного дела должно быть всесторонним и объективным.  

Подводя итог вышеописанному, можно с уверенностью утверждать, что без устранения указанных нарушений судом будет невозможно рассмотреть уголовное дело должным образом.     

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 53, 237 УПК РФ, 

Возвратить данное уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом в порядке ст. 237 УПК РФ. 

Адвокат______________/Кусаев А.Н./

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *